Рейтинг@Mail.ru

Качели продолжали раскачиваться

В предыдущей статье «То вверх, то вниз…» я поведал о том, как впервые столкнулся с эффектом «качелей веса». Если при росте 180 см общепринятой нормой можно считать 78…83 кг, то я умудрился незаметно качнуться на 13 кг вверх. И причиной тому, на мой взгляд, послужила необузданная любовь лакомиться без меры (иногда подогреваемая выпивкой).

Алкоголь повышает аппетит, мешает вовремя почувствовать насыщение, сам по себе является кладезем «пустых» калорий. Отмена «сухого закона», введенного в середине 80-х годов века ушедшего, послужила одной из причин, по крайней мере, моего ожирения. Вот, противоречу старику Сократу — ищу не способ, а причины и оправдания… Хотя способ-то тоже нашел, хороший или плохой, но 24 кг сбросил. Здоровья чуть было не лишился. Теперь только понимаю, какая же это прочная система — наш организм.

Когда я остановился на отметке 72 кг, то подумал, что с таким «научным заделом» можно и расслабиться. Очень уж люблю готовить. Мне это доставляет удовольствие и успокаивает, как кого-то успокаивает вязание или игра на флейте. Облегченно вздохнув, убрал весы, спрятал дневник и отдался службе, физической подготовке, освоению персонального компьютера и кулинарии из ничего — магазины вначале 90-х опустели даже в закрытом военном городке. Не стало продуктов, но выпивка, марсы и сникерсы присутствовали в ларьках исправно. Тогда ввели натуральный паек, вместо которого раньше выплачивали компенсацию. Паек был роскошный: консервированная перловая каша с мясом — «смерть туриста», куриные тушки, мойва в томатном соусе — «братская могила», 42 куриных яйца (прапорщикам полагалось только 17 яиц, наверное, чтоб от холестерина не лопнули), масло, сахар, чуть-чуть тушёнки и свежая сельдь — чудо доселе невиданное. Все ее солили и приносили на работу, дабы определить, чей засол вкуснее.

Хорошее было время. Только появились персональные компьютеры — очаровательные минские ЕС 1841. Как ни странно, но освоение компьютера тоже повлияло на вес. Будучи натурой увлекающейся, я сутками не уходил со службы, печатал на неторопливом матричном принтере документацию по Pascal и С++, до дыр протирал страницы первого издания книги «IBM PC для пользователя» В.Э. Фигурнова, низкий поклон ему. Приходил домой среди ночи и на радостях мог сварганить себе что-нибудь этакое, типа макарон с тушенкой, да и навернуть их в одно физическое лицо. А утром, как ни в чем не бывало, бегом к компьютеру (вовсе не на лыжню). Ни о каком здоровье даже не вспоминал, компьютер, как наркотик, полностью завладел сознанием. Да и очередное воинское звание «капитан» позволяло меньше волноваться за результаты по физо.

Я все это говорю к тому, что примерно через год такой жизни как-то в гостях, посидев хорошенько за столом, стали взвешиваться (весы, понимаешь, оказались). Совершенно не волнуясь, помня о своем подвиге по сбросу веса, я встал на весы и ахнул — 110 кг. Я ошалел, ведь было же совсем недавно 72 кг, спортом так или иначе занимался, не обедал порой… Может, весы неисправны, одежда зимняя тяжела, картошки с курицей съел много? Блин… Да как это может быть? На следующий день взвесился дома, встав на свои запылившиеся, но верные весы. Фу-у-у… В гостях ошибочка вышла — вовсе не 110, а лишь 106 кг, «всего» на десять килограмм превысил свой прежний «рекорд».

Заниматься собой тогда времени не было, меня перевели в Москву. Новое командование к спортивным достижениям относилось, мягко говоря, снисходительно. Никто не требовал ежеутреннего прибытия на стадион. К тому же место службы было далеко от дома, и чтобы не опоздать на построение, приходилось вставать в 5 часов утра — не до зарядки. Завтракать приходилось на бегу бутербродом с сыром, расплавленным в микроволновке — чуде техники, только появившемся в быту. Изжога не оставляла ни на минуту, я носил с собой питьевую соду и принимал ее несколько раз в день. Иногда приходилось глотать эту соду без воды, но я и это освоил: бывало, насыплешь щепотку соды на тыльную сторону ладони возле большого пальца и слизнешь. Представляете, что однажды подумал сержант милиции, дежуривший у эскалатора в метро, тогда в дикие 90-е? До сих пор помню выражение его глаз: «Демократия, блин!.. Совсем оборзели, нюхают, даже не скрываясь!» Он попросил меня показать, что я «нюхнул». Я достал патрончик с содой, объяснил все, показал удостоверение личности офицера и… избежал задержания до выяснения.

Жизнь в конце 90-х была настолько насыщенной, что о себе не вспоминал. Мужчина между 30 и 40, если не болен явно, считает себя настолько здоровым, что без страха ежедневно испытывает организм на прочность: бифштекс с картошкой на обед, пиво с чебуреками вечерком, полведра плова в субботу, свиной шашлычок под коньячок в воскресенье. Много всякой колы, швепса и кваса. Ладно бы, если в разумных количествах. Количества же были неразумными — ведь так вкусно, так ароматно, шампуры уже пустые, а в кастрюле еще много… А под водочку жирную селедочку или скумбрию, да с лучком? Ну и что с того, что башка на утро трещит, а живот раздут и урчит. Средство-то нам известно: правильное похмелье — треть выпитого накануне. А на завтрак, в качестве «диетической разгрузки»  заглотим дюжину свежеиспеченных блинчиков с семгой и сливочным маслом.

В магазине или на рынке у прилавка с мясом-рыбой моё тренированное сознание моментально начинало рисовать блюдо, которое я приготовлю. Говорю жене: «А давай возьмем утку. Я её потушу в духовке, предварительно промариновав соусом из лимонного сока, чеснока, душистой соли, с начинкой из риса с шафраном и черносливом. Кстати, это будет очень хорошо сочетаться с кагором, надо будет взять две бутылочки». Жена отвечает: «Зачем две, одной вполне достаточно!» На этом, бывало, и порешим. Попутно прикупим еще сала хорошего с прослойкой, свежеиспеченного хлеба, селедки бочковой, скумбрии копченой. А овощи? Зачем нам овощи, картошка-то еще есть и квашеная капуста осталась. Разве что огурчиков соленых взять…

С военной службой к 2000 году я попрощался — плохо кормила родная Армия. Приходилось подрабатывать одновременно на двух, а иногда и трех работах: программирование, верстка, корректура, копирайтинг, обучение работе на компьютере, сборка компьютеров на заказ. Так работать было тяжело и нечестно по отношению к Вооруженным Силам. Я решил, что служить хватит, минимальная пенсия есть, звание подполковника получено, пора уходить и честно зарабатывать своими богатыми знаниями в области информационных технологий.

Работал много и увлеченно, чувствуя себя «практически здоровым», сытым и «чуточку» толстым. На весы не вставал, страшно было. Артериальное давление тоже не измерял, но что-то подсказывало, что хорошего-то мало, иногда кружилась голова, периодически шумело в ушах.

Однажды на даче я проснулся рано утром, чтобы успеть на электричку. Вдруг ощутил нечто странное — я шел вперед, а ноги сами собой несли меня то вправо, то влево. Блин, вроде немного вчера выкушал, не в первый же раз, да и штормит как-то несколько необычно. Через полчаса обратил внимание на то, что одно ухо ничего не слышит.

Это был первый серьезный звонок свыше. Благодаря медицинской страховке я очутился на лечении в одной из московских ЦКБ с диагнозом нейросенсорная тугоухость на почве нарушения мозгового кровообращения… и много, много умных терминов. В больнице я взвесился. Число 118 на весах не удивило — давно понимал, что я далек от нормы. Через некоторое время, благодаря лекарствам и процедурам, мое состояние улучшилось, слух практически восстановился, я отправился домой с твердым решением похудеть, ведь врач выстроил мне причинно-следственные связи моих бед: ожирение — нагрузка на сердце — нарушение циркуляции крови — нарушение кровоснабжения мозга — омертвение клеток слухового нерва. Врач сказал еще, что могло быть и хуже — инсульт, например.

Итак, качели взлетели еще выше, чем в предыдущие разы. Зато теперь я стал умным, все понял, все для себя решил… Решил окончательно и бесповоротно (ха-ха). А решил я (в очередной раз) кардинально похудеть — идея, подкупающая научной новизной. Но ни одна извилина не шелохнулась по поводу, что пора прекратить употребление алкоголя (как же я буду в обществе выглядеть), надо бросить курить (как же я стану с дружками общаться) и перейти на вегетарианское питание (с меня же смеяться станут).

<< К предыдущей статье       К следующей статье >>

Комментариев: 4

  1. Елена:

    Пока читала, аппетит разыгрался) Так вкусно ты описал все эти вредности!

  2. Марианна Борисова:

    — Ну, вот смотри! Разве твоя дочь удивилась дереву? Или качелям золотым? Нет! Поэтому и может она беспрепятственно видеть их и кататься на них. Потому что не удивляется она, не дыры сердечные затыкать она приходит на поляну эту. А наоборот, от её присутствия полянка золотеет, расцветает и сиять начинает, от света её внутреннего.

    • Sergo:

      Очень глубокая мысль… Вы хотите сказать, что все, что приобретено, даже неудобное тело — это хорошо? Типа, красивая душа красит тело, а не наоборот.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Рейтинг@Mail.ru